Полная версия

Переименованием Великой Отечественной войны Украина затмила Оруэлла

  22 октября 2021, 11:00 379
Фото из открытых источников
Главный инструмент президента Владимира Зеленского по управлению государством – Совет национальной безопасности и обороны – ввел новые меры по защите Украины от «российской агрессии». Стране предписывается отказаться, например, от таких понятий, как «Донбасс», «Крымский мост» и «Великая Отечественная война». К сожалению, это не столь безобидно и глупо, как может кому-то показаться.
«С целью деструктивного информационного воздействия, манипуляций общественным мнением российские спецслужбы инфильтрируют в украинское и мировое информационное пространство названия, термины и словосочетания, с помощью которых пытаются легитимизировать псевдогосударственные образования на Востоке Украины, попытку аннексии Крыма, а также продвигать российские пропагандистские стратегии», – заключили государственные мужи в Киеве.
И приняли своего рода «антиоккупационный словарь», в котором призвали органы госвласти и прочих патриотов использовать в устной и письменной речи «только правильные термины». Например, не «Аннексия Крыма и Севастополя», а «Временная аннексия Автономной Республики Крым и города Севастополя».
Вместо «Крымский мост» следует говорить «незаконно построенный мостовый переход между временно оккупированной Автономной Республикой Крым и РФ через Керченский пролив».

«Сборник патриотического новояза»

Украинский политолог Андрей Манчук назвал этот сборник «словарем патриотического новояза» и предложил чиновникам из СНБО новые варианты правильных терминов. «Думаю, скоро в словарь добавят что-то про так называемый газопровод «Северный поток – 2», по которому якобы идет так называемый газ. Этот ваш Оруэлл – жалкий щенок на фоне будничных украинских реалий», – иронизирует он.
Но помимо смешных и комичных переименований, часть из которых уже инкорпорирована в украинский язык (так, переворот 2014 года там называют «Евромайданом» или «Революцией достоинства», хотя он не принес Украине достоинства и лишь отдалил ее от Европы в цивилизационном смысле), словарик СНБО содержит и гораздо более серьезные подмены. Так, например, Великую Отечественную войну предложено переименовать в советско-немецкую.
«Уверена, что предки воевавших за Отечество в той страшной Великой Отечественной войне 1941–1945 годов и представить себе не могли, что наследники Великой Победы в XXI веке на Украине допустят подобные кощунственные высказывания, предавая память и героизм своих предков», – заявила по этому поводу сенатор от Крыма Ольга Ковитиди.
Другие эксперты называют предложение СНБО «пощечиной ветеранам, детям концлагерей и всем, кто пережил то время». Или же считают украинскую инициативу еще одним свидетельством того, что Киев живет в «виртуальной реальности».
«В этой реальности с ними воюет Россия, в этой реальности они уже послезавтра военными усилиями при помощи несуществующего эффективного оружия, вроде танков «Оплот», которые не заводятся, захватывают Крым, ставят его на колени. И в этой реальности... я не знаю, летят в космос, вступают в НАТО, Евросоюз и достигают сверхэкономики на аграрной основе, и тому подобные бредовые идеи», – перечисляет политолог Александр Асафов.

Война со смыслами

Увы, ничего смешного или виртуального тут нет. Предложение о переименовании Великой Отечественной войны (точнее, об искоренении этого термина из украинского информационного пространства) является технологичным и в перспективе эффективным шагом для переформатирования украинского менталитета. Частью того самого проекта по превращению Украины в Анти-Россию, о котором говорил Владимир Путин. 
Речь идет не просто о переписывании истории. Великая Отечественная война несет огромное количество положительных смыслов, чуждых и даже враждебных нынешнему украинскому режиму.
В частности, сам термин «Великая Отечественная» подразумевает героизацию подвига советских солдат, воевавших за свое общее Отечество. В том числе и миллионов советских граждан, родившихся на территории Украины. Однако для нынешнего Киева «подвиг советских солдат» – это возвращение под «москальскую оккупацию». Проще говоря, нацисты выгнали Советы, затем Советы выгнали нацистов – а украинский народ страдал.
Также он подразумевает противопоставление Советского Союза и нацизма как античеловечного режима. Однако в рамках современной украинствующей историографии советский и германский режимы отождествляются, позиционируются как одинаково враждебные и антицивилизационные.
Это не украинская придумка – отождествление СССР и Третьего рейха (а также Сталина и Гитлера) активно используется как западными, так и отечественными интеллектуалами для десакрализации подвига советского народа.
В рамках концепции «Великой Отечественной» происходит осуждение СС (в том числе и дивизии СС «Галичина», дни памяти которой регулярно отмечаются украинскими националистами) и всех коллаборационистов, вставших на сторону Гитлера и зачастую совершавших еще более ужасные преступления, чем СС. То есть тех самых коллаборационистов, которые входят в пантеон героев современной Украины и называются «борцами за независимость».

Дно за дном

С этими терминологическими манипуляциями Украина в итоге может заиграться.
К примеру, киевская пропаганда (как государственная, так и продуцируемая «свидомыми» журналистами) называет ввод советских войск в Польшу 17 сентября 1939 года «оккупацией» и «агрессией». Раз так, никто не мешает Украине восстановить историческую справедливость и вернуть Польше то, что СССР отторг у нее по итогам этой «агрессии». То есть в данном случае территорию Западной Украины и исторический польский город Львов.
Если Киев не хочет отдать добровольно, то в минуты распада Украины Польша может попробовать сделать это самостоятельно, опираясь на украинскую же позицию об «оккупационном» характере событий 1939 года.
Это – вариант на будущее. Вопрос в том, как реагировать на эскапады Киева в настоящем. И реагировать не Варшаве, а Москве, которую переписывание истории Великой Отечественной искренне волнует.
Одни предлагают оставить все, как есть. «Это Украина, у них своя судьба, своя политическая конъюнктура, свои отношения с Россией, причем очень плохие... Самое корректное в данном случае – позволять им делать со своей историей то, что они хотят с ней делать», – уверен российский правозащитник Николай Сванидзе. Видимо, по мнению Сванидзе, политика 90-х и начала нулевых, когда Россия не обращала внимание на специфику (зачастую антироссийскую) национального строительства в странах постсоветского пространства и воспитания там гражданского общества на прозападных смыслах, привела к большому успеху для Москвы и укрепила ее позиции на ближайшей периферии.
Другие российские эксперты предлагают «перестать просто так взирать на это» и «научить истерично лающую собачку вести себя пристойно». Вероятно, под этим предложением подпишется значительная часть населения России, уставшая от постоянного лая из Киева. Однако сразу же встает вопрос: каким образом учить?
Российское государство пока что воздерживается от введения жестких санкций в отношении Киева и от разрыва дипломатических отношений с украинским режимом. Ряд российских политиков считают, что безумства украинской власти не продлятся долго, что в конечном итоге Киев пробьет очередное дно абсурда, после чего украинское общество оглянется и содрогнется от тех реалий, в которые оно попало благодаря своему руководству.
Но оно по-прежнему не хочет оглядываться. А за каждым новым дном уже виднеется следующее.
Источник
Похожие новости
13/11/2021, 11:56 572
03/11/2021, 14:42 447
28/10/2021, 15:14 547
Новости партнеров
Загрузка...